Психотерапия


Психотерапия

Психотерапия (от греч. ψυχ? — «душа», «дух» + греч. θεραπε?α — «лечение», «оздоровление», «лекарство») — система лечебного воздействия на психику и через психику на организм человека. Часто определяется как деятельность, направленная на избавление человека от различных проблем (эмоциональных, личностных, социальных, и т. п.).

Проводится как правило специалистом-психотерапевтом путем установления глубокого личного контакта с пациентом (часто путем бесед и обсуждений), а также применением различных когнитивных, поведенческих, медикаментозных и других методик.

Слово «психотерапевт» часто используется в разных смыслах. Так, приказ Минздрава определяет специальность «врач-психотерапевт». Это лицо с высшим медицинским образованием по специальности «лечебное дело», получивший подготовку по специальности «психиатрия» и дальнейшую подготовку по психотерапии.

Для краткости их часто и называют просто «психотерапевт».

В то же время слово «психотерапевт» используется для обозначения лиц, получивших образование в сфере одного из методов психотерапевтической практики. Это люди с высшим психологическим (но не медицинским) образованием, что происходит аналогично некоторым европейским странам, где «психотерапевты» это гуманитарное образование, не привязанное к медицинскому. Однако, например, в Германии психотерапевтом по закону имеют право называться лишь люди с высшим психологическим или медицинским образованием, дополнительно прошедшие обучение психотерапевтическим методикам. Первые именуются «психологический психотерапевт» (нем. Psychologischer Psychotherapeut), вторые «врачебный психотерапевт»

Психологическую помощь имеет право оказывать психолог или клинический психолог, не только имеющий высшее психологическое образование, но и получивший специальную подготовку в области психологического консультирования или психотерапии. Конечно же, важно, чтобы психолог обладал опытом работы в области психологического консультирования или психотерапии, а также был надежным, ответственным и обязательно, отзывчивым человеком.

Психиатрия имеет дело в основном с болезнями двух типов:

  • Психоз — под этим термином мы понимаем нарушение произвольной адаптации психической деятельности человека.
  • Невроз — нарушение витальной адаптации личности.

Деление весьма условное, достаточно вспомнить, что многие психозы манифестируют неврозоподобными симптомами, при которых на первый план выступает витальная дезадаптация. А с другой стороны, в собственно невротических расстройствах, имеются отдельные признаки произвольной дезадаптации.

Психотерапия — это длительная совместная работа психотерапевта, психолога и его пациента или клиента (название не имеет значения) , которая строится на основе взаимоотношений двух людей. Для того, чтобы эта работа происходила, необходимо время для того, чтобы вы могли больше узнать друг о друге и построить рабочие отношения с вашим психологом. Такие отношения — залог успешной работы и в то же время — уже ее часть. Ведь если вы научаетесь строить полноценные отношения с одним человеком — это значит, что вы сможете на основе опыта строить их и с другими людьми. И это — только часть той работы, которая называется психотерапией. Невозможно описать все сразу, так же как невозможно и заранее предугадать, сколько вам понадобится встреч с психологом.

посещение психотерапевта в клинике: удобный выход из трудной ситуации

Сити Клиник предлагает возможность посещение психотерапевта в клинике. В максимально короткие сроки и в удобное для вас время наши специалисты приедут и окажут вам всю необходимую помощь.

  • Почему удобнее вызвать врача психотерапевта домой?

Проблем, при которых стоит предпочесть домашний посещение психотерапевта, бывает много. Начиная от беспричинных страхов и тревог, заканчивая различного рода неврозами. В основном, посещение психотерапевта в клинике предназначен для острых состояний, угрожающих психическому и физическому здоровью человека. Для человека, испытывающего негативное психологическое самочувствие, поездка в больницу может усилить его плохое состояние. Чтобы не спровоцировать ухудшение и не вызвать обострения, лучше прибегнуть к приезду врача к пациенту. Преимущества этого способа очевидны. Главное - человек будет избавлен от стояния в очереди. К примеру, если пациент находится в состоянии хронической усталости и полного эмоционального онемения, то длительное ожидание приёма не поспособствует доверительной беседе со специалистом.

Сити Клиник консультации психотерапевта в клинике

посещение психотерапевта в клиникеНадомная консультация врача психотерапевта популярна среди беременных женщин. Кроме того, приезд специалиста к вам домой будет наилучшим выходом, если человеку очень трудно добраться до врача самому. Услуги семейной психотерапии также возможно проводить дома, эффект будет не менее положительным, чем от сеансов в кабинете врача.

Обратитесь в Сити Клиник, и наш специалист обязательно к вам приедет.

Структурные элементы психических заболеваний изучает общая психопатология, без которой психиатрия была бы чрезвычайно бедна. Учение о психопатологических синдромах, впервые разработанное немецкой психиатрической школой, помогло разобраться в хаосе психических болезней.

Общая психопатология изучает поперечный срез болезни, т. е. синдромы, его структурные элементы, их генетическую связь, динамику развития. На первых порах считалось, что синдром и статус — синонимы, синдром — просто квинтэссенция статуса. В настоящий момент под синдромом понимают не только статус, но его динамику и степень выраженности.

Сложный синдром рассматривался как совокупность простых, большой — малых. Учение о синдромах до настоящего времени недоработано, в нем много путаницы.

Синдром как сложное образование состоит из элементарных структурных единиц. Вероятно, элементарной единицей можно считать симптом. Собственно с него начинается классификация проявлений болезни. Симптомы могут быть субъективными и объективными. Например: головная боль — самоотчет, жалобы пациента при ней надо расценивать, как субъективный симптом; а внешний вид и поведение больного, как объективный. Галлюцинации: — рассказ пациента об ощущениях — симптом субъективный, а поведение пациента при них (озирается, прислушивается, что-то стряхивает) — объективный синдром.

Конечно же, бывает трудно разграничить их, но стремиться к этому все-таки необходимо, так как мы, естественно, отдаем предпочтение объективным признакам болезни. С другой стороны, врач не имеет право игнорировать субъективные симптомы из-за презумпции доверия к больному. Как нам представляется, стремление медицины только к объективизации болезни, насыщению техникой и слепой вере ее показаниям оскорбляет больного человека и обедняет клинику. Известно, что сенсорный аппарат организма чрезвычайно тонко реагирует почти на любые изменения во внутреннем гомеостазе и задолго до появления объективных признаков сигнализирует о неполадках в том или ином органе, системе органов.

Сочетание объективных и субъективных симптомов представляет собой уже симптомокомплекс (психопатологический феномен).

Галлюцинации, бред, психосенсорные расстройства — симптомокомплексы, которые отнюдь не являются синонимом синдрома. Дидактическая схема: симптом — симптомокомплекс — синдром, нам кажется наиболее приемлемой.

Синдром — это уже сочетание, совокупность генетически единых, связанных общностью происхождения симптомокомплексов (психопатологический феномен), но далеко не их простая сумма, так как появляется новое качество. Структуру синдрома наиболее полно разработал Джексон. По Джексону синдром отражает характер повреждающего фактора; интенсивность его воздействия на организм; глубину повреждения. По его мнению, повреждение и выпадение функций сложных структур приводит в действие простейшие, соподчиненные реакции. Из выше сказанного видно, что в структуре синдрома должно быть как минимум два его элемента: выпадение органа, функции — минус, симптомы (симптомокомплексы), высвобождение деятельности неподконтрольных структур — второй структурный элемент синдрома.

ПсихотерапияОчень малое значение придается не только интеллектуально-мнестической недостаточности в рамках астенических синдромов, но и появлению таких признаков, как тики, ночные миоклонии, повторяющиеся и «вещие» сны, судороги икроножных или иных мышц, а также появлению психосенсорных расстройств, гипногагических и гипнопампических иллюзий и галлюцинаций.

Внимательно присмотревшись к этим явлениям, можно их квалифицировать как эквиваленты эпилептических пароксизмов, ведь все они очень кратковременны, внезапно возникают и исчезают, есть даже симптом пробуждаемости при иллюзиях и галлюцинациях. При таком взгляде на астению становится понятно, что при всей своей «легкости», она приводит к достаточно тяжелым последствиям в психической деятельности человека.

Психопатология наркоманий в свете учения о симптоматических психозах

Мы давно привыкли считать, что клиника наркоманий и психопатология при них прекрасно описана многими выдающимися исследователями. Это действительно так. Традиционно принято рассматривать симптоматику наркоманий в развитии по стадиям заболевания: начальная (1 стадия), разгар болезни (2 стадия), финал болезни (3 стадия). Многие авторитетные исследователи (С. Г. Жислин, А. А. Портнов, И. В. Стрельчук и мн. другие) сходятся в том, что на начальном этапе заболевания отмечаются псевдоневротические реакции, в разгар болезни — психопатоподобное поведение, в финале — деградация личности. Исследование пациентов при этом в большинстве случаев проводится в условиях стационара после предшествующего запоя или постоянного пьянства, т. е. в состоянии хронической наркотической интоксикации. Таким образом, классическое описание клиники наркоманий касается острой интоксикации, абстиненции, ближайшего постабстинентного периода и очень редко — состояний в длительной ремиссии, что вполне объяснимо.

Однако практическими врачами давно подмечена удивительная метаморфоза состояния и поведения пациентов через 2–3 месяца абсолютного воздержания от употребления наркотиков и адекватного лечения. За сравнительно короткое время псевдоневротическая симптоматика исчезает полностью, психопатоподобная — в значительной степени нивелируются, а признаки деградации весьма существенно ослабляются . Почему относительно стойкие состояния нивелируются? Острые симптоматические психозы есть ни что иное, как этапные синдромы при церебрально-органических. заболеваниях.

Психопатогия опьянения, абстиненции

Психопатогия опьянения, абстиненцииКакое отношение к синдромам помрачения сознания имеет клиника любой наркомании, в том числе алкоголизма? Если говорить о тяжелых формах опьянения , то в этом случае все понятно — оглушенность, сопор, кома. У относительно лёгких степеней опьянения существует несколько различных точек зрения, и чаще в обыденном сознании и в некоторых наркологических руководствах утверждается, что оно подобно расцвету психических и физических сил личности. Почти все переносили состояние лёгкого алкогольного опьянения, хорошо его помнят и, по-видимому, исходя из субъективных ощущений, могли согласиться с подобным утверждением. Действительно, слегка опьяневший человек испытывает и демонстрирует повышенный фон настроения с живой мимикой и лёгкую физическую расторможенность. Его мышление ускорено, внимание легко переключаемо, он охотно берётся за решение самых сложных задач. Таково субъективное ощущение опьяневшего. Но прислушайтесь к его шуткам: они примитивны и плоски, речь быстрая, но непоследовательная и малосвязная. Опьяневший легко теряет чувство дистанции. Все это говорит скорее о нарушении мышления с утратой ситуационного контроля и критики по отношению к своему состоянию.

Исследования Э. Крепелина и авторов, на работы которых он ссылается, свидетельствуют, что прием даже очень малых доз алкоголя, не вызывающих как будто внешних признаков опьянения (так называемое контролируемое опьянение), приводит к ухудшению процессов восприятия, замедляет и делает неточным распознавание сложных чувственных раздражителей, снижает способность к высшей умственной и особенно творческой работе. Э. Крепелин провел очень простой, но в высшей степени доказательный эксперимент на студентах. Он предлагал обычную корректурную пробу до и после приёма одной кружки пива и увидел, что увеличивается время для выполнения задания, нарастает количество ошибок и т, д. Вывод: опьянение не оживляет мышление, а затормаживает его, делает менее эффективным. Таким образом, субъективное ощущение прямо противоположно объективным фактам.

Что же касается памяти, то мы просто никогда не задумывались, страдает ли память при лёгких степенях опьянениях. Э. Крепелин вносит ясность в данный вопрос всё тем же исследовательским приёмом. Снижение памяти и вообще способностей опьяневшего подтверждает и В. Л. Гиляровский (они испытывают более или менее значительные затруднения в усвоении нового). Наконец, И. Б. Стрельчук, продолжая эксперимент Э. Крепелина, замечает, что расстройства памяти сохраняются от 24 до 60 часов после приема одной-двух кружек пива?!

Проводя психопатологический анализ лёгких степеней опьянения, нельзя не упомянуть работу Т. Н. Рощиковой и Э. А. Костандова. Они исследовали контролируемое опьянение и наблюдали при этом нарушение восприятия; повышение порога восприятия, снижение его точности. Не потому ли опьяневшие о трудом воспринимают тихую музыку, вынуждены пользоваться более ярким освещением для узнавания мелких предметов и демонстрируют несомненное снижение тактильной чувствительности. В итоге они нечетко воспринимают окружающее и, конечно же, не совсем адекватно его отражают, что, можно квалифицировать как первые признаки отрешённости.

Есть еще один признак, которому исследователи практически не придавали значения при изучении лёгких степеней опьянения, хотя субъективное его значение в быту весьма велико. Известно, что многие люди единодушно говорят о выпивке, как способе «убить время». Почти каждый, когда-либо употреблявший алкоголь или другой вид наркотика и перенесший лёгкое опьянение, испытал на себе субъективное ощущение быстро и незаметно проходящего времени. Этот признак можно отнести к начальным и минимальным проявлениям дезориентировки во времени.

Любое опьянение, и в том числе контролируемое, сопровождается расстройствами мышления и памяти, отрешённостью и дезориентировкой во времени как минимум. Т. е. безобидная эйфория не есть расстройство настроения: гораздо важнее то, что она несет в себе все признаки помрачения сознания и, значит, является обнубиляцией.

Помощь психолога и психотерапевта также отличается от привычной модели отношений врача и пациента, в которых пациенту отведена пассивная роль выполнения указаний врача. Иначе говоря, не стоит рассматривать психологическую помощь, как пассивное предоставление информации о существующих проблемах, в то время как специалист будет вас “лечить” или “учить”. Психологическая и психотерапевтическая помощь – это совместная работа, в которой клиенту отведена активная роль (пожалуй за исключением гипноза как психотерапевтического метода). От вас ожидается следующее: вовремя приходить на сеансы, не пропускать их без уважительной причины, открыто говорить о собственных интимных переживаниях и прилагать усилия для понимания и, в итоге, разрешения существующих затруднений.

Психолог и психотерапевт видит свою задачу в том, чтобы обеспечить вас условиями для открытого самовыражения, поэтому в отличие от привычного общения психолог весомую часть беседы уделяет слушанию. При этом он не просто сидит, как может показаться на первый взгляд, – он внимательно слушает и наблюдает, для того чтобы поделиться с вами своими суждениями о том, какие барьеры стоят на пути к пониманию и решению существующих проблем. В ходе совместной психологической работы специалист поможет вам реалистичней оценить жизненные события и реакции на них. Проясняя и перефразируя сказанное вами, психолог может привести вас к пониманию того, что обычно ускользает от вашего взгляда.